?

Log in

klep4a

Recent Entries

klep4a

сварка

View

Navigation

February 2nd, 2013

(no subject)

Share
сварка
Блестящее интервью Михалка! 
http://www.rollingstone.ru/articles/music/interview/15481.html

January 25th, 2012

Оригинал взят у kilgor_trautt в Ирина Халип: "Задача Лукашенко - не выпустить Санникова из тюрьмы живым"
Photobucket
© Сергей Гудилин

«После трех месяцев полной изоляции я смогла увидеть мужа в тюрьме. В пятницу, правда, его видел адвокат, но и адвокат, и Андрей Санников были предупреждены администрацией колонии, что, если их разговор выйдет за рамки уголовного дела и надзорных жалоб, то встреча будет прервана и больше адвокаты не получат к нему доступа. Их предупредили, что встреча адвоката и подзащитного будет проходить под аудио- и видеозапись и под надзором представителя администрации. Именно поэтому адвокат потом рапортовала, что Андрей якобы «выглядит неплохо и жалоб на здоровье не имеет». Это тоже было условием.

Когда же я вчера увидела Андрея, меня потрясло, насколько измождённым он выглядит. Это человек, который за три месяца прошел минимум 10 лет сталинских лагерей.

Его мать, которая тоже была на свидании, все 4 часа обратной дороги из колонии плакала. Потому что первой фразой сына были слова «Я не надеялся, что еще когда-нибудь тебя увижу».

Андрей не мог мне ничего сказать конкретно. Было видно, что ему это запрещено.

«Моя отсидка закончилась в сентябре. Дальше начались пытки», - только и сказал Андрей.

Напомню, что в сентябре его перебросили из Новополоцкой колонии вначале в Витебскую тюрьму, затем в Могилевскую тюрьму, потом в Бобруйскую колонию, затем опять в Могилевскую тюрьму и, наконец, в колонию «Витьба-3».

Все это время Бог знает, что с ним происходило. Но очевидно. что он подвергался пыткам.

Андрей дал мне понять, что еще в Могилевской тюрьме, куда его привезли 16 ноября, ему угрожали убийством меня и нашего четырехлетнего сына. Если этим еще в тюрьме КГБ не брезговал сам господин Зайцев, то стоит ли удивляться, что подчинненые использовали его методы.

Андрей понимает, в каком тяжелом положении я нахожусь. Учитывая комендантский час по приговору суда, я обязана открывать дверь поздним вечером, когда они звонят со словами «Откройте, милиция!». Так ко мне может прийти кто угодно, и я не смогу не открыть дверь.

Андрей готов умереть сам, но не позволит причинить вред нам с Даней. Таким образом еще 20 ноября из него выбили прошение на имя Лукашенко.

А теперь давайте зададимся вопросом, почему же Лукашенко, получив столь вожделенную бумажку, не размахивал ею на пресс-конференции в декабре, когда говорил, что политзаключенные не хотят писать прошения и поэтому сидят. Они не хотят писать, но из них выбивают эти прошения под пытками и угрозами. Тем более, что, в отличие от всех остальных, у Андрея маленький ребенок и жена, осужденная с отсрочкой.

Очевидно, что Лукашенко вовсе не были нужны прошения о помиловании. Это «отмазка» для журналистов, которые ему задают вопросы. У него другая задача. Его задача — не выпустить политзаключенных живыми. Если бы Лукашенко нужны были бумажки с их подписями, неужто он бы не воспользовался бумажкой с подписью его самого сильного соперника? Неужели он промолчал бы об этом на пресс-конференции в конце декабря?

Но он промолчал. И это лишний раз доказывает, что его подлинная задача — физическое уничтожение своих соперников. С этой же целью в могилевскую тюрьму, подальше от возможных свидетелей, отправили и Николая Статкевича. Поэтому и не отпускают больного Дмитрия Бондаренко.

На прощание Андрей приложил к стеклу записку, где было написано: «Речь идет о спасении жизни. В любой момент меня могут убить».

January 1st, 2012

Вам не надта падыходзіць прэзідэнт, які ўмее пісаць вершы? Вось вы й сустракаеце Новы год з тым, хто перапісвае Канстытуцыю.

Читать

December 14th, 2011

Originally posted by drugoi at TIME: Человек года 2011


November 26th, 2011

Оригинал взят у budimir в Про «маленькую дворняжку породы овчарка» и «коэффициент холуйства».
Десять лет назад мне пришлось снимать 5-часовой документальный фильм «Витебское дело» - о том, как на протяжении 15-ти лет сексуальный маньяк задушил 37 женщин...

После очередного убийства вместо поисков сексуального маньяка хватали людей, в основном молодых, и обвиняли их в убийстве. 14 невиновных человек отсидели в тюрьме сроки от 10 до 15 лет, одного расстреляли.

Когда этот юридический Чернобыль взорвался, и преступления работников правоохранительных органов стали известны, всех пострадавших выпустили из тюрьмы. Я брал интервью для фильма, и каждому я задавал один и тот же вопрос: «Почему ты признался в убийстве, которого не совершал? Ведь тебя не били, не мучили, не пытали...». Конечно, рукоприкладство было, но не в такой степени, чтобы приговорить самого себя...

Все отвечали примерно одинаково, и ответ был ошеломляющим: «Когда за тобой захлопывается железная дверь камеры в следственном изоляторе, понимаешь, что ты обречён, и никто тебе не поможет: ни папа с мамой, ни сам Господь Бог... Когда следователь в паре с прокурором и адвокатом ежедневно тебя уговаривают: признайся, иначе расстреляют! А жить-то хочется!.. Следователь сам говорил: «Ты отсюда уже не выйдешь. Мне приказано любой ценой раскрыть преступление, чтобы успокоить общественное мнение. Город должен спать спокойно»...

В этих словах - глубинный смысл витебской трагедии. В этих словах - разгадка многих драматических событий, которые происходили и происходят в Беларуси сегодня.

Главным героем «Витебского дела» был следователь по особо важным делам Прокуратуры Республики Беларусь легендарный Михал Кузьмич Жавнерович.

Легендарный во всех смыслах этого слова.

Во-первых, своей философией.

«Каждый человек - преступник, - говорил Михал Кузьмич. - Он ещё не совершил преступление, но может совершить!..»

У Жавнеровича была стопроцентная раскрываемость преступлений - случай уникальный в мировой юриспруденции. В Прокуратуре Беларуси молились на него и бросали на самые запутанные дела. Через неделю-другую преступник уже сидел в следственном изоляторе, а через месяц-второй - на скамье подсудимых...

Оказалось, что все сфабрикованные Жавнеровичем и К° уголовные дела, в основном, на признаниях обвиняемых, благополучно проходили и через суды! На большинстве процессов люди, будучи невиновными, отказывались от своих признаний на предварительном следствии, но тем не менее...

Липовое следствие покрывалось таким же липовым судом. Пятнадцать лет подряд!

Вспоминаю одну деталь. Одна свидетельница видела издали, недалеко от места преступления, троих парней с собакой породы овчарка... В Витебском пригороде схватили троих друзей - Ковалёва, Пашкевича, Янченко - и обвинили в убийстве. Следствие вёл Жавнерович. Ковалёв отсидел от звонка до звонка пятнадцать лет...

В одном из томов уголовного дела, которое рассматривал суд, аккуратно вклеена фотография маленькой дворняжки Ковалёва, которая своим размером больше напоминает кота, чем овчарку... А ведь это было едва ли не единственное вещественное доказательство вины - «собака породы овчарка». Суд такую «мелочь» проигнорировал...

Судьи, как и следователь Жавнерович, прекрасно усвоили главное холуйское правило: обслуживать не закон, а власть! Ради собственных наград, квартир, повышений по службе они отправляли за решётку невиновных. Закон и власть для них означали одно и то же!

Сегодня я могу с полной ответственностью за свои слова назвать причину юридического Чернобыля в Беларуси - низкий профессиональный и интеллектуальный уровень работников правоохранительных органов, помноженный на коэффициент холуйства.


(с) Виктор Дашук, кинорежиссёр. Статья написана не сегодня, а в 2001 году.

October 12th, 2011

Узники совести

Share
сварка
Оригинал взят у kilgor_trautt в Узники совести
Photobucket


October 1st, 2011

«Все прогрессивное человечество считает прошедшие выборы в Беларуси сфальсифицированными, и я в том числе», - заявил музыкант.

Недавно белорусскую общественность всколыхнул 11-минутный ролик в Интернете, где лидер группы «Ляпис Трубецкой» Сергей Михалок, усталый и задумчивый, делится с российскими журналистами своими взглядами на политическую обстановку в Беларуси.

Михалок дает уничижительные характеристики Лукашенко, что с недавних пор жестоко карается белорусским законодательством; уверяет, что «любой человек, который умеет считать до десяти, управлял бы страной лучше»; жалуется, что «ему хотелось бы жить полной жизнью» в своей стране, а «из-за этого человека» он не может «дышать полной грудью»; переживает за то, что «распродали всю страну, все время ждут каких-то подачек, и у нас имидж страны аграрных, согласных на все и безынициативных людей, каких-то попрошаек».

- Cразу хочу прояснить обстоятельства этого интервью. Это было через 15 минут после огромного супераншлагового концерта в Питере, который длился больше двух часов. Поэтому на видео я выгляжу несколько усталым и растерянным. Но всего лишь из-за того, что только что состоялся мощный концерт, - рассказывает Сергей Михалок «Белгазете». - Я по-прежнему не пью, не употребляю наркотиков и психотропных средств, не ем сомнительные лекарства, стараюсь принимать здоровую пищу и нахожусь в отличной физической форме: постоянно тренируюсь, бегаю по 10 км , подтягиваюсь больше 20 раз, прыгаю со скакалкой и живу веселой осознанной жизнью. А то, что многие приняли мою послеконцертную усталость за то, что я не совсем адекватно выгляжу, – издержки моей работы. Артист после концерта должен выглядеть усталым! Потому что он дарит свою энергию зрителям.

- После выхода интервью началось бурление в Интернете. Все задают себе один и тот же вопрос – почему Сергей так изменился? Был один, стал другой. Вдруг заговорил о политике. Что же с вами случилось?

- Давайте посмотрим на группу «Ляпис Трубецкой» образца 1996г.: вот мы выступаем в парке Горького, поем нашу песню про Лукашенко («Скажите, как его зовут?»), и вокруг сотни ментов в неадеквате. Они не знают, что делать: хватать нас или разгонять «хулиганствующий» народ в огромном количестве, учитывая всеобщее ликование, вакханалию и праздничную феерию!

Тогда Минск принадлежал веселым, вменяемым и свободным людям, была возможность что-то делать, создавать. Мы занимались творчеством, веселились, превращали мещанско-обывательский и вяло-скучный контекст жизненного повествования в хулиганский панковский шабаш. Это был своеобразный «танец пого» на общественных штампах.

Что я могу сказать тем, кто озадачен моими «изменениями»? Мировоззрение любого человека – это непрерывная река, а не барельеф или застывшая форма. Есть, конечно, вещи изначальные и принципиальные, связанные с добром и злом, с заповедями, чем-то трансцендентальным. Но неудивительно, что в моем мировоззрении сплетается все, что происходит в современном мире.

Моя жизнь – это непрерывный перформанс, я не отделяю себя на сцене от себя во время интервью. Я думаю, что каждый человек многообразен, в нем много демонов и ангелов, пороков и святынь. В этой разности и состоит целостность человека, он никогда не должен застывать.

Пока Михалка просвечивают через общественную флюорографию и пытаются как-то диагностировать, он уже другой! Это Кастанеда в чистом виде; если хотите, это мой прыжок в водопад. Я меняюсь постоянно! И когда я говорил про Михалка образца 1996г. – сравните меня с ним, я же к нему сейчас ближе, чем когда-либо.

Все пояснения по поводу моей болезни образца 1998г. – назовем это так – я уже давал, а теперь я вернулся к своей озорной, хулиганской и опасной юности. И мне это очень нравится.

- И вам нравится, что в связи с этими хулиганскими интервью вас теперь все обсуждают?

- Мне нравится, что все, что я делаю, имеет резонанс. И я рад, что мою персону обсуждают не в связи с любовными похождениями или участием в проекте типа «Последний герой» или «Звезды на льду», не в связи с моими гастрономическими или модными предпочтениями, а в связи с моей деятельностью! А это значит – лонг лив рок-н-ролл!

Я и мои друзья делаем то, что делали Clash времен альбома Combat Rock – мы влияем на людей, меняем мир и меняемся сами. В этом и состоит сверхзадача любого поэта.

- Является ли эта открытая гражданская позиция осознанным продолжением нового имиджа поэта-трибуна-борца?

- Люди ищут в этом какой-то пиар, потому что все этим пытаются оправдать собственную слабость и нежелание действия. Понимаете, у меня отсутствует анализаторский центр. Почти все мои действия и реакции связаны с эмоциональными порывами. Я не занимаюсь маркетингом! Поэтому в том, что я делаю, и бывает так много противоречий, и я иногда говорю вещи, между собой не стыкующиеся. Но это всё – я.

Я никогда и не хотел быть цельной личностью, точной и органичной натурой, мне нравится стихийность моего поведения. И мне не хочется оправдываться перед посетителями интернет-форумов типа «политикс.бай» или какой-то вялой сомневающейся интеллигенцией из Интернета, которая любое поведение рассматривает как что-то связанное с политическим имиджем. У меня нет имиджмейкера. Мой имидж – Михалок. Это тысячи людей в одном.

Я сатирик, я поэт, я остро реагирую на все, что происходит в мире, а если на меня нападают, я тут же отбиваюсь и сам перехожу в атаку. Что я и сделал.

- И не страшно?

- Я такой же человек, как и все. Именно страх и вызывает у меня ответную реакцию: раздражение, а потом агрессию. Я не хочу бояться, я хочу жить радостной и полной жизнью, и это не часть моего имиджа – мол, именно сегодня, в 2011г., я вдруг сфокусировался на политике. Просто так сложились предлагаемые мне жизненные обстоятельства. Я принимаю этот бой. Это касается моих родных, моих друзей, моего этноса и эпоса. Это коснулось меня, и я не могу не реагировать.

- Но вы уверены, что разбираетесь в том, с чем воюете?

- Я не воюю с ветряными мельницами! Я вижу реальное зло, реальные проблемы – и об этом я пишу песни и говорю. Просто форма моего протеста – это не вялое аналитическое брюзжание.

Я недавно заглянул в Интернет на пару ресурсов, где занимаются политической аналитикой, – между ними и реальной жизнью огромная пропасть, состоящая из их сомнений и анализов. Не надо анализировать! Надо действовать, надо жить решительно и, в конце концов, быть намного более человечными.

Интернет-сообщества погрязли в невозможном болоте анализа, обсуждая вопросы в духе «быть или не быть» и «что делать». А если кто-то что-то делает, они искренне удивляются. Им нравится быть умными статистами – хорошо, а я пусть буду Тибулом (персонаж повести «Три толстяка», гимнаст, один из предводителей революции бедных против богачей. – «БелГазета»), который скачет по этой тонкой, скользкой ниточке над пропастью. Так я живу.

Я хочу чувствовать себя Маугли, который оторвал у рыжего пса хвост и бежит впереди этой лающей собачьей своры, упиваясь песней джунглей и этим бегом. Мне нравится, что я могу ускориться, и они меня не увидят вообще – но я держу дистанцию, чтобы они имели возможность меня видеть, а я имел возможность обернуться и ухмыльнуться прямо в их слюнявые пасти.

- Вы постоянно кричите со сцены «Belarus Freedom», говорите со сцены о политзаключенных, размахивая бело-красно-белым флагом. Не пора ли приступить к оказанию материальной помощи политзаключенным и членам их семей?

- Уф, ну что за вопрос! Что мне надо ответить? Что я передал в батоне лобзик и продаю детям стражников наркотики, чтобы их в чем-то уличили? Это вообще глупость.

Я для них, для политзаключенных, написал песню Belarus Freedom , я написал для них песню «Грай!» – вот что я для них делаю. Я для них пою в России, на Украине, в Финляндии, Польше, я для них кричу «Жыве Беларусь!» и именно для них машу бело-красно-белым флагом на сцене, несмотря на то, что по своему мировоззрению я анархист!

Я делаю все, что считаю необходимым в данный момент. Я хочу, чтобы Беларусь была свободной, и политзаключенных не существовало. Я хочу, чтобы они исчезли как вид, чтобы они были свободными гражданами разных взглядов – не важно, кем они будут: левыми, правыми, националистами, коммунистами, либералами, демократами, пролетариями – кем угодно, лишь бы не были заключенными. Вот что я делаю. И мне кажется глупым представляться кем-то летящим на крыльях в костюме ниндзя!

Знаете, мы делаем много чего, но никогда не афишируем. Тот, кому мы помогаем, об этом знает, и этого достаточно. И если я про эти вещи буду говорить, все начнут снова возмущаться: это я делаю для имиджа, это очередной пиар. Оставим это как есть.

- А вы знаете, что после оскорбительных выражений в адрес действующего главы государства вполне можно занять место руководителя музыкального кружка на зоне или, на худой конец, пост тюремного библиотекаря?

- Начнем с того, что по умолчанию все прогрессивное человечество считает прошедшие выборы в Беларуси сфальсифицированными, и я в т.ч. Я твердо уверен, что выборы прошли с вопиющими нарушениями. Поэтому я не считаю Александра Григорьевича Лукашенко президентом своей родной страны. Я его считаю таким же гражданином РБ, как и я сам. И я имею право прямо ему об этом сказать в лицо.

- Сергей, даже простой гражданин может за такие слова подать в суд за оскорбление чести и достоинства, и вам придется, в случае чего, выплатить штраф…

- Я готов оплатить этот штраф! Из собственного кармана.

С другой стороны, я могу подать ответный иск. Во многих своих интервью этот человек называл таких, как я, людей, несогласных с режимом, «пятой колонной», отрабатывающей гранты. Все знают, что я не состою ни в каких организациях, не получаю никаких грантов и все делаю осознанно от моего собственного имени. Вот такой мой ответный иск.

http://www.charter97.org/ru/news/2011/9/29/43089/

September 16th, 2011


ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ. ПРО ЛУКАШЕНКО, БЕЛАРУСЬ И СВОЮ ЖИЗНЕННУЮ ПОЗИЦИЮ.


Сергей Михалок:


- Я не фокусируюсь исключительно на этой персоне, мне просто очень не нравится что нашу страну ассоциируют с эти мерзким политическим деятелем и подрывником. Это человек, который в общем-то довел страну до предела, самое главное его, чудовищное преступление в том, что он провел рубикон между беларусами. Это не удавалось сделать никому. Есть люди, которые друг друга сейчас уже ненавидят, это произошло благодаря Лукашенко. Он все время говорит на словах, что есть какая-то “интеграция”, там “солидарность общества”, что он сохранил, там “страну”, он все время аппелирует независимостью, вокруг себя пытается сфокусировать такой “островок безопасности”, все время врет о том, что весь мир находится в огне и пожаре, и, только  в Беларуси, благодаря ему... ну, короче это лжец, вор и невежда.


- Ни какой он не президент. Это человек, который ненавидит свой народ. В лучшем случае заслуживает справедливого суда.


- Я простой человек, я не политик. И у меня всегда будут претензии, и к другой власти. Я человек с энергетическим мировоззрением, еще раз говорю, я не фокусируюсь исключительно на Лукашенко, у меня просто нет выбора. Потому что такие преступники, как Лукашенко, они не оставляют свидетелей своих преступлений. Они не оставляют вменяемых, веселых, радостных людей, людей, которые хотя жить радостной жизнью, иметь какие-то перспективы. И я не хочу заниматься каким-то политическим противостоянием, еще раз говорю, я поэт, художник, я артист, я клоун и мне нравится жить полной жизнью в моей стране. Именно благодаря вот этому человеку я не могу дышать полной грудью, поэтому в некоторые моменты я фокусируюсь на этой борьбе. Я верю, что наша страна на самом деле достойна совершенно другой судьбы и совешенно другой истории.


- Мне кажется нашей страной любой человек, который умеет читать, умеет считать до десяти, он  управлял бы лучше чем этот.. чем Лукашенко и в экономическом и в политическом и в других планах. Мне стыдно, что наши главные политики постоянно стоят на коленях, и постоянно - лицемерно, с протянутой рукой. Распродали всю страну, все время ждут каких-то траншей, грандов, все время ждут каких-то подачек, и у нас имидж нашей страны, что это страна таких аграрных, таких очень согласных и безынициативных людей. Что мы все время какие-то попрошайки. Все эти клоунады в этих камеди-клубе, вот во всех этих передачах вульгарных они начинают ассоциировать беларусов вот с этой личностью. Понимаете, стирается эпос. Стираются артефакты национальной идентификации целого народа. Убирается героизм, убираются лучшие представители литературы, художества, ремесел. Беларусы это великая нация. То есть, да, мы маленький народ, у нас нет каких-то имперский амбиций, но мы гордимся своей историей, вот. Я приехал туда в 18 лет, и я влюбился в эту страну. Там живут мои родные и близкие и я хочу, чтобы страна влилась в общий хоровод свободных европейских держав. Мы сами хотим выбирать свою судьбу. Мы не хотим все время зависеть от этих траншей. А сейчас мы, как собака на сене, все время зависим от того, что придет в голову достаточно психически неуравновешенного человека, который, в общем-то насилует и издевается над своим народом.


- Вообще это все вранье, это миф: о “пятой колонне”, о “фонде Сороса”, о каких-то проплаченых людях, это простые люди, которые хотят жить, развиваться, что бы человек знающий, воспитанный, с образованием мог добиться в жизни многого благодаря своему поиску и труду. У нас добиваются только предатели, лицемеры, системщики, то есть люди, которые умеют врать, которые живут в фантасмагорической Беларуси. Понимаете, о чем идет речь? Это геноцид белорусского народа со стороны черни и черносотенцев. Лукашенко вокруг себя собрал вот эти “черные бригады”, он проплачивает всех этих ментов, вот эти люди, как раз таки без режима им - хана, поэтому они, как крысы, дерутся и вгрызаются, то есть, когда они видят людей, которые с ними не согласны, они сразу на них кидаются. Я еще раз говорю, то есть против Лукашенко не какая-то политическая группировка, поговорите с простыми людьми, что происходит в нашей стране. Просто идеологический корпус, вот эта мистификация, масс-медийный этот террор, который, благодаря, кстати, великому брату, великой сестре, который муссируется, и, который создал в людях ощущение, что у нас такая красивая, добрая страна, все такие завороженные и туповатенькие хохмачи, как эти команды КВН, мы все такие хихикаем, что-то прыгаем, там. Это все не так.


- У нас ест контркультура, у нас есть свободное искусство, у нас очень много талантливых людей, врачей, ученых. Приедьте в город Минск, зайдите в любое полу-богемное кафе, найдите там журнал, какой-нибудь “50 красивейших людей Минска”, там будут какие-то бляди, директора каких-то фитнес-центров, попсовые певцы какие-то, ну то есть вся эта шушара, эти попугаи, во всех этих dsquared`ах, и во всех этих гомосецких брендах. Там не будет ни одного нормального, достойного человека, потому, что таких людей вытирают из этой страны. И поэтому я подчеркиваю это слово - геноцид. Потому, что громадная волна эмиграции, молодежь бежит оттуда, причем молодежь самая лучшая. Молодежь, которая знает языки, программисты там, будущие музыканты, учителя, они не видят перспектив, они не хотят превращаться в этих системных роботов. Поэтому, мне кажется, что это обязанность каждого человека, который думает своей головой, у которого есть свое собственное мнение - разглядеть в этом опасность. Не только для своей собственной жизни, но для жизни детей, внуков.


- Я хочу, чтобы мои внуки свободно ходили по родному городу. Чтобы они чувствовали связь со своими предками. Чтобы они не боялись говорить на своем родном языке. Чтобы они читали Янку Купалу, Якуба Коласа, а не читали эту историю, написанную этими жополизами.


- Я не задумываюсь о том, чем может закончиться бой. Я знаю, что просто нужно биться. Это нужно для меня самого. Мне не важен исход. Выиграю я или проиграю. Я себе не задаю никаких вопросов. У меня нет другого выхода. Я ощущаю радость жизни от этого. То есть, если не будет никакой борьбы, я буду петь про, не знаю, про листики, про яблоньки, не знаю, про огурцы, я буду петь про ветерок, я буду петь какие-то эфемерные песни с метафизическими словами, буду говорить, там, эпсилон эридана, трансцендентально, то есть, не знаю, чем я буду заниматься. Еще раз говорю, что мне не важен исход. Я не вижу для себя другого выхода. Я хочу быть человеком.


- Да, я - беларус. Я из города-героя Минска, группа “Ляпис Трубецкой” и мы по-прежнему считаем, что это наш город. Мы не собираемся сдаваться из-за каких-то оккупантов. Мы не считаем этих людей беларусами. Это враги своего народа, это как полицаи во время войны. То есть настоящие беларусы не любят Лукашенко и это не какая-то “пятая колонна”, потому что я не беру никаких грандов, я не состою ни в какой политической партии. Если падет режим, это не значит, что я мечу на пост какого-нибудь министра, у меня будут претензии и к новой власти. И вообще к любой власти у меня есть претензии. А к этой власти у меня исключительно ультимативные предложения: либо они, либо я. Поэтому у меня нет другого выбора. Еще раз говорю: я не собираюсь нажить на этой борьбе каких-то капиталов, то есть у меня не остается... я борюсь за свободное жизненное пространство. Это мое кредо - не быть скотом.


Powered by LiveJournal.com